Новости

"Надо быть укладчицей, кем угодно, но не певицей" - интервью с Пелагеей

"Надо быть укладчицей, кем угодно, но не певицей" - интервью с Пелагеей

12 ноября 2012

В поздний пятничный вечер большая часть страны уже начала отдыхать - кто как любит и умеет. А я только подъезжаю в здание одного известного издательского дома, чтобы взять интервью у обладательницы одного из самых узнаваемых голосов русской музыки - Пелагеи. Сейчас она находится на виду у всей страны, будучи одним из центровых участников рейтингового телешоу "Голос". Естественно, рабочий график у неё тоже ненормированный - следующее за "Звуковским" интервью у неё намечено вообще за полночь. Но певица нисколько не выглядит уставшей, а наоборот - бодрствует и охотно отвечает на все поставленные вопросы. К ответам и перейдём - благо, интервью получилось немаленьким.

Звуки.ру: Прошлое интервью Звукам закончилось тем, что ты говорила, что хочешь записать альбом романсов. Новая программа «Вишнёвый сад», насколько я понимаю, отчасти из романсов и состоит?
Пелагея: Отчасти. Вообще, у нас интервью было же 2 года назад, да? Концепция новой программы родилась ещё тогда, романсы спеть хотелось давно, они у нас в концертной программе были представлены, но буквально 2-3 штуки. Хотелось чего-то лирического, про любовь. Драматического, сентиментального. И даже название было придумано сразу после записи альбома «Тропы», после которого мы в прошлый раз и беседовали. Но за эти два года концепция подвергалась трансформациям. Мы понимали, что если просто возьмём и запишем 10-15 академических романсов либо только под гитару, либо под фортепьяно и гитару, или нашим обычным рок-составом, то это будет неинтересно. Мы, в итоге, решили взять на себя смелость возвести в ранг «романса» красивую, лирическую, достаточно популярную музыку, написанную за прошедшее столетие вообще.
 
Звуки.ру: Ну вот, например, ты недавно начала исполнять песню Юлия Кима…
Пелагея: Начала я её петь давно, это была моя колыбельная. Да и не совсем это романс. В программе будут как романсы академические, так и песни из кинофильмов, прекрасные представители бардовской песни.
 
Звуки.ру: Сразу вспоминаю, как Регина Спектор (Regina Spektor) недавно спела Окуджаву
Пелагея: Да, песни Окуджавы тоже будут, а также казачий романс, наивный русский романс... В общем, всё то, что называем романсами мы - люди в возрасте от 20 до 35 лет.
 

 
Звуки.ру: А почему, собственно, «Вишнёвый сад»?
Пелагея: Мы вообще изначально обратились к серебряному веку, погрузились в атмосферу, читали поэтов того времени… И это при том, что они всегда были для меня самыми интересными. Гиппиус, Блок, Ахматова, Цветаева... Модерн. В звуках и не только - в костюмах, например. Для нас обращение к серебряному веку - это не выпадение в прошлое, а наоборот. Как наблюдать красивый закат, зная, что за ним будет не менее прекрасный рассвет. Как в том же «Вишневом саде». Мы ни в коем случае не будем интерпретировать Чехова по-своему, или как-то пытаться иллюстрировать пьесу, не дай Бог. Мы - не Чехов, мы в адеквате (улыбается). Для нас это как звук лопнувшей струны. Или стук топора... То есть и красиво, и страшно. И вот те самые поднятые у Чехова вопросы, которые обязательно требуют ответов… Если этих вопросов в голове у нынешнего поколения нет, тогда оно просто потеряно. Мы хотим немного встряхнуть людей, показать, что прошло сто лет… Для человеческой жизни это огромный срок, а для жизни страны - совершенно ничтожный. Посмотрите, какими мы были тонкими и аристократичными ещё так недавно! Мы такими же и остались, просто позабыли нашу культуру, корни. И если мы немного покопаемся в себе, то все найдём то же самое, и будем относиться к своей стране, как к этому вишневому саду. Либо мы приходим на эту землю и взращиваем на ней прекрасные сады, которые дарят нам эстетическое удовольствие и плоды-дивиденты, в виде вишни, за которой нужно же ухаживать… А варенье из вишни - самое вкусное , но и самое кропотливое по приготовлению, потому что косточки вытаскивать – дело очень хлопотное… Либо вот мы просто будем разговаривать и разговаривать. И за этими разговорами потеряем тот момент, когда наша страна превратится в кучу разрозненных территорий - «дач». Обескультуренных кусочков без прошлого и будущего.
 
Звуки.ру: И кто же или что, в связи с этим, является срубившим сад Лопахиным?
Пелагея: Вот я как раз не хочу конкретных аллюзий с персонажами
 
Звуки.ру: Ну, не совсем обязательно, чтобы это были люди. Может быть, бескультурье?
Пелагея: В каждом из нас есть и Лопахины, и Раневские... Ну, «Вишневый сад» это не столько пьеса, которая нас вдохновляла, а, собственно, сам Чехов с его отношением к русской жизни и человеку в ней. С одной стороны, он его жалеет, а с другой — удивляется, как можно быть таким бесполезным дармоедом. Ведь в каждом из нас есть несовместимые качества. Как великое сострадание и большой эгоизм, например.
 
Звуки.ру: Лёгкая леность.
Пелагея: Лёгкая. Самая конкретная параллель из героев - это, ммм, не Лопахин, и не Софья, а вообще женщины в этой пьесе. Прекрасные, прелестные, нежные, но какие-то непутевые существа, которым как раз хочется писать песни, романсы, которые должны вдохновлять… При этом им хочется добавить немного мудрости и мозга, чтобы не проворонить Вишневый Сад, как та же Раневская. Мне кажется, что сейчас такое время, опять же, схожее с чеховским. Потому что мы тоже такие разрозненные, собираемся в группки, все спорим о чем-то друг с другом, ругаемся с друзьями из-за каких-то идеологических сентенций... А как это систематизировать и как-то воплотить в реальность, чтобы действительно помочь друг другу и вообще стране – никак не решим. Не хочу конкретно в этой ситуации находить каких-либо Гаевых или Фирсов. В нашей программе романсы представляют интеллигенцию, которая, безусловно, есть в каждом из нас. Но тут же присутствует фольклор. С большой географией - от Урала до Кубани. Хочется, чтоб фольклор был фоном, этакой натурой, на фоне которой и будет происходить драматургия новой программы.
 
Звуки.ру: Приземляющий фактор?
Пелагея: Ну да, но, с другой стороны, заставляющий срабатывать ту самую национальную память, которую мы тщательно пытаемся заглушить в себе, занимаясь заимствованием, подглядыванием, попыткой повторить всё «как у них» на Западе. Как и Раневская с Яшей, которые всё "во Фганцию, да во Фганцию"(улыбается)
 
Звуки.ру: Это прямо славянофильская позиция.
Пелагея: Ни в коем случае, я совсем не славянофил.
 
Звуки.ру: Ну, я славянофилов имел в виду как участников спора "славянофильства и западничества" из середины 19-го века. Последние утверждали, что развивая страну нужно оглядываться на Европу, славянофилы были за особый, собственный путь России.
Пелагея: Они и сейчас есть. Вообще, я не люблю крайности. Всё, что приводит к фанатизму - всё плохо. Мне интересна русская культура, я её люблю и чувствую, но это не значит, что культуры остальных стран для меня чужды и неинтересны. В прошлых программах примером компиляций совершенно разных песенных традиций, мы доказывали, что этому возможно существовать вместе. Просто сейчас такое время для нас и нашей страны, что нужно немного очнуться, и понять, что мы творим, что мы сделали со своим прошлым и куда нам двигаться дальше. Что нужно держаться корней, не стыдиться их, помнить. Но при этом пытаться их внедрить в современную культуру. Я хочу, чтоб мир был единым, понимаешь? Но у нас получается обратная история. Люди считают, что всё, что наше - какое-то лажовое, бракованное, недоделанное.
 
Звуки.ру: Так это прямой пережиток Советского Союза.
Пелагея: Но Союз-то кончился. Мы, моё поколение, выросли уже без него. Я в 86 году родилась, ни пионерства, ни комсомола я не знала. Тем не менее, в нас по-прежнему жива эта история - "да ну, русские производители, русская музыка - это не очень".
 
Звуки.ру: Так одно же следует из другого. Мы с тобой росли в девяностые, когда все, избавившись от «железного занавеса», стали лихорадочно потреблять всё, приходящее к нам из-за рубежа.
Пелагея: Ну, я тоже люблю западную музыку, слушаю ограниченное количество русских исполнителей, при этом я все-таки говорю о корнях, понимаешь? О том, что я знаю, что родилась на этой земле. Можно всё, что угодно ругать, но когда я читаю свою ленту в facebook, там идёт поток адского негатива по поводу всего, что здесь происходит вообще, с указанием вины только нескольких человек… Эта черта русских людей тоже мне не очень симпатична - мы хотим ничего не делать, но при этом ждем, что нам все должны просто так. Просто потому, что мы такие прекрасные и тонкодушевные. Я считаю, что мы должны много работать. В первую очередь, над собой. Для того, чтобы кто-то нам что-то дал. Я здесь тоже держусь компромисса и не могу в этой истории найти своё место - мне не близки те, кто чересчур хвалит Россию, что у нас всё зашибись, у нас всё круто… Не всё у нас круто! Но и ругать свою страну, дескать, у нас нельзя жить, так как холодно, грязно, люди хамские здесь… Так сами не хамите, начните с себя! Вот и всё! Пока мы не будем задавать себе эти вопросы, которые заставляет нас поднимать тот же Антон Павлович, пока не начнём задумываться о том, что бы я сделал для своей страны, Родины… Понятие Родины у большинства молодежи же полностью нивелировано! Я считаю, что это несправедливо - у нас великая страна, она всегда была такой, в ней ничего не изменилось. Оттого, что меняется власть - состояние любви внутренней любви к Родине не должно никуда исчезать. Родина и государство - разные вещи.
 
Звуки.ру: На ум приходит группа Lumen: "Я люблю свою страну, но ненавижу государство".
Пелагея: Опять же, не могу подписаться под этим. Потому что я ненавижу, когда винят кого-то одного, а бревно в своём глазу не видят. Надо не чморить его, а делать так, чтобы каждый мог сказать: «государство — это я».
 
Звуки.ру: Новая концертная программа подразумевает скорый выход альбома?
Пелагея: Да, конечно. Альбом будет, с тем же названием, просто в этот раз сначала решили обкатать концертную программу. Понять, что где надо изменить, что вообще не пойдёт - и в студию, записывать. Вишневый сад - это и словосочетание для нас интересное. Вновь абстрагируясь от пьесы, деревья и корни - фольклор, собственно сад, как окультуренная жилистая поросль - романсы. Это соединение двух равнозначных половин российской культурной жизни. Мы их будем перемежать в драматически гармоничной программе, не будет двух отделений «романсов» и «фолка». Мы думаем над тем, как зрителя бросать из жара в холод и обратно, чтобы в итоге довести до катарсиса (улыбается).
 
Звуки.ру: Такая вот глубокая подоплёка у лирической программы романсов.
Пелагея: Да, она такая - идеологическая. При том, что я совершенно аполитичный человек, никогда не участвовала ни в каких историях, связанными с какими либо партиями и тому подобного. Но я не могу не думать о том, что творится вокруг меня. Со мной и со всеми нами.
 
Звуки.ру: Ну тебя вообще кроме концертных и творческих историй мало где видно.
Пелагея: Ну вот сейчас я каждую пятницу как дрессированная обезьянка на Первом канале (смеётся).
 
Звуки.ру: Это же недавно только.
Пелагея: Недавно и до конца года. Потом снова пропаду (смеётся).
 
Звуки.ру: Были же, насколько я понимаю, какие-то проблемы с Первым каналом при участии в проекте «Две Звезды».
Пелагея: Да, но мне не хотелось бы об этом говорить
 
Звуки.ру: Контрактные обязательства?
Пелагея: Нет, я вообще такой человек… Делаю выводы из ситуации, безусловно, поскольку я же homo sapiens. Но, при этом, не люблю хранить какой-то негатив в себе. Понимаю, что это претит моей природе. Когда в сентябре мне позвонил Юрий Викторович Аксюта и предложил принять участие в русскоязычной версии этого проекта, я, посмотрев иностранные версии, взяла сутки на "подумать". И, обдумав и поняв, что, да, безусловно, это участие будет мешать моей главной профессиональной деятельности, решила согласиться. Хотя и много съемочных дней, а в декабре вообще прямые эфиры будут.
 
Звуки.ру: Прямо прямые?
Пелагея: Да. Этот проект совершенно отличен от всего того, что происходило на нашем телевидении. Я понимала, что он отнимет у меня не только много личного времени, но и эмоциональных сил. Он поэтому и интересен – и наставники, и конкурсанты поставлены в очень жесткие эмоциональные условия. Слёзы, вынимание души… Это ведь действительно талантливые люди, всё исполняется живьём от начала до конца, всё очень круто. Так что пока для меня в этой истории находятся только положительные стороны. Я рада, что именно эти наставники находятся рядом со мной, рада знакомству с каждым из них. Есть чему поучиться и у наставников, и у каждого из конкурсантов. Это очень круто.
 
Звуки.ру: В проекте участвуют очень разные исполнители, многие представили себя в таком профиле музыкальном, который в шоу-бизнесе нашем совсем не популярен. Много состоявшихся артистов, взрослых, которых, возможно, будет непросто каким-то образом переучивать.
Пелагея: В этом и фишка, что там намешаны все - и люди с профессиональным образованием и без такового. Поющие классику, эстраду, советскую музыку, западную, черную и так далее. В случае с моей командой - у меня в ней настолько разные люди… Я хочу, чтобы каждый из них был универсальным вокалистом, способным петь оперу, романсы, этнику, джаз, рок, и даже попсу, только качественно! Поэтому многим номера я буду ставить «от обратного». Вот человек всю жизнь пел одно, а у нас на шоу ему придется поднапрячься и найти в себе способности к другому жанру. Это, как минимум, будет любопытно. И очень полезно для профессии.
 
Звуки.ру: Билан тоже, мне кажется, нацелен на создание универсального артиста, а Агутин и Градский - более глубоко аспекты какие-то прорабатывают.
Пелагея: Посмотрите эфиры, когда начнутся баттлы и дуэты, там понятнее всё станет. Мы вот вчера (интервью было взято 2 ноября – прим.ред.) их записали, покажут через 2 недели. Финал - 29 декабря. То, какой интерес вызывают слепые прослушивания, и то, что будет дальше - это небо и земля. Будет просто бомба.
 
Звуки.ру: Конкурсанты заметно прогрессируют?
Пелагея: Да, все, абсолютно.
 
Звуки.ру: А как это всё происходит? Они условно не совсем понимали, что нужно делать, а ты их направила «на путь истинный»?
Пелагея: Я не знаю, как проходит репетиционный процесс у других наставников. Да и я, всё-таки, не педагог. У меня есть официальный советник в этом проекте и по жизни вообще - моя мама. Мы вместе делаем номера. Наша задача не в том, чтобы мы довели человека до финала, чтобы он выиграл этот контракт с Universal. Наша задача - представить каждого конкурсанта в таком свете, чтобы его запомнили. Залезли в интернет, набрали в поисковике имя. А там уже у многих действительно имеются творческие проекты, которыми они занимались до «Голоса». Они действительно все очень талантливые. Бездарностей в проекте нет, и это уже круто. Два и больше эфира на Первом канале, да на всю страну – это же огромное количество людей, многие из них же почти не смотрят ТВ, кроме «Голоса». Так что наша задача, чтобы эти люди получили свою заслуженную долю зрительского внимания и любви.
 
Звуки.ру: Ну, у победителей телепроектов тоже не всегда завидная судьба. Я вот, например, даже не вспомню, кто победил во всех «Фабриках» и прочих «Стань звездой», на плаву остались единицы. Может, конечно, выиграть какой-то особенный артист, но, если он со своей оригинальностью не впишется в устои местного шоу-биза?
Пелагея: Несмотря ни на что, вся «Фабрика» остаётся в обойме. А вообще, нам всем четверым сейчас кажется, что это шоу меняет ситуацию в шоу-бизнесе. Будут ли реальные перемены - от нас, к сожалению, уже ничего не будет зависеть. Вот здесь, на этом проекте, - мы многое решаем. Но дальше… У меня нет ни финансовых, ни информационных ресурсов, чтобы я могла взять человека и привести его за руку куда нужно… Не могу писать ему песни, ведь для этого нужна команда других людей. Я – тренер. Тренер перед олимпиадой, назовём это так. Причем, олимпиада начнётся после проекта.
 
Звуки.ру: Пока это такой чемпионат России.
Пелагея: Всё правильно, лучший голос России (улыбается).
 
Звуки.ру: Коллега Павел Сурков видел тебя на Red Hot Chili Peppers, я читал интервью, где ты говорила про посещение гига Skunk Anansie… Что тебя вообще из концертов впечатлило последних?
Пелагея: Да, но RHCP меня не впечатлили. Я была не в фан-зоне, не использовала горячительных напитков, поэтому показалось как-то, хм... Пресновато, что ли. Люди, которые устраивали концерт, говорили, что в Питере было круче намного. Я вот была на концерте Эрики Баду (Erykah Badu) в прошлом году - это было супер-круто. Гениальный человек, делавший световую партитуру. Она - волшебная женщина, что она делает с голосом! Каждое движение руки сопровождается, опять же, этим гениальным световиком, невероятные музыканты. Skunk Anansie я ждала с седьмого класса, потому что это моя любовь давнишняя. И была очень расстроена звуком в MILK - мне было мало Скин (Skin), и было много "джи-джи-джи". Я видела, что она напрягается, но для меня она всё-таки там основная, естественно. Но, тем не менее, удовольствие я получила невероятное, прыгая на этом VIP-диване, чуть не сломав его, потому что меня пёрло как семиклассницу (смеётся). Концерт Шаде (Sade) меня немного разочаровал. Видимо, она заболела, или не очень хорошо себя чувствовала, но она пела, простите, иногда фальшиво, чего от неё не ожидаешь никак. Тем не менее, мои друзья в восторге и считают, что это было лучшее шоу в мире
 
Звуки.ру: Может ты профессиональным взглядом оценивала, а они относились к происходящему менее придирчиво?
Пелагея: Ну, они тоже не с полки упали. Но, тем не менее, это было красиво. Блестящий видеоряд, интересная сценография с двигающимися элементами сцены… Но вот именно идеальный концерт – конечно, Dead Can Dance. Когда я была на сольном концерте Лизы (Lisa Gerrard) несколько лет назад, со мной случился полнейший ахтунг, я проревела весь концерт в мыслях о том, зачем я вообще называю себя певицей, если я не имею даже толики того, что легко делает эта женщина. И на меня это очень сильно повлияло ещё с тех пор, когда мы работали с Игорем Тонких, и он подсунул нам с мамой их диск, который навсегда нас перевернул. На концерте рядом со мной сидел друг, который вообще не был в курсе, кто такие DCD. И, кажется, он был единственным в зале, кто вообще не знал, чего от этого концерта ждать. Он с ужасом смотрел на меня: я качалась вперед-назад, начала плакать с первой же песни, и у меня крыша, в общем, сразу же немного съехала (смеётся). Снова те же мысли про «что я тут делаю», петь - не моя профессия, надо быть укладчицей, кем угодно, но не певицей. Но потом я сумела как-то сублимировать чувства, а в середине испытала тот самый катарсис, просветление. Я всё равно продолжала себя неадекватно вести, как говорят (смеётся). Сидела с одной рукой на своем горле, и другой рукой направленной на Лизу (показывает) и я пыталась...
 
Звуки.ру: Как у баптистов, "возьми свет".
Пелагея: Да, поймать свет, был настроен канал, можно сказать, в результате я вышла совершенно... Я не знаю, что испытывают люди, когда потребляют расширяющее сознание наркотики, но, мне кажется, примерно в этом...
 
Звуки.ру: Ну а кто ещё из певиц мировых тебя впечатляет кроме Эрики Баду, Скин и Лизы Джеррард?
Пелагея: Бьорк (Bjork). Земфира. Считаю, что она - певица мирового уровня. Ольга Федосеевна Сергеева - бабушка, которая жила в Псковской губернии, про которую я рассказываю на каждом концерте, это одна из действительно моих учителей. К сожалению, я не была с ней знакома, она уже умерла, когда я услышала её впервые, но осталось огромное количество записей в интернете. Инна Желанная – восхитительная женщина... В общем, много кем восхищаюсь. А, вот вспомнила, Дульче Понтес (Dulce Pontes) – потрясающая певица.
 
Звуки.ру: А ты какие то для себя выводы делаешь, бывая на концертах? Высматриваешь какие-то методы, фишки?
Пелагея: Ты понимаешь, меня жизнь всё равно не свела с таким крутым световиком, как у Эрики Баду, например. И какие-то идеи насчёт видеоарта я не буду тырить у Шаде. А то, что видеоряд круто дополняет выступление, я и так знала. Когда я вот слушаю Лизу, безусловно, учусь у неё в плане вокальной свободы. Вот, что меня завлекает во всех этих крутых певицах? Когда их слушаешь, то у тебя нет ощущения, что у них есть какой то физический предел. Они поют настолько свободно... Вот я хочу добиться, чтобы этот пионерский синдром исчез, и в голове, во всяком случае, этого потолка не существовало. Это очень важно.
 
Звуки.ру: Ну что мы всё о женщинах, а вот мужские голоса?
Пелагея: Да, конечно. Например, Вакарчук. Как его можно не котировать? Он прекрасен и своим диапазоном, и талантом поэта, и композиторским мастерством, да даже тем, как он ногу на монитор ставит. Потом, есть совершенно удивительный вокалист, который был крутым всегда. И за то время, что он вышел из, к моему великому сожалению, распавшейся группы, за которое он развил свой сольный проект, он проделал огромный путь и вырос в звезду западного уровня. Я говорю о Андрее Запорожце и проекте Sunsay. Знаю его давно, знаю что он умел, и, когда сейчас хожу на его концерты, вижу, что он достиг уже другого уровня. Он – трудоголик, это его работа, молодец.
 
Звуки.ру: Ну, увы, ни Бабкин, ни Запорожец популярности Пятницы так и не повторили.
Пелагея: Тем не менее, Андрей - отличный артист. Как и Сергей, конечно, тоже. Ну вот, например, у него есть записанные песни с Джоном Форте (John Forte) из прекрасной группы The Fugees. Тоже, знаешь ли, немалое приобретение в творческий багаж.
 
Звуки.ру: Ты в музыке, судя по творчеству, довольно полигамна, А есть стили, которые ты вообще не перевариваешь?
Пелагея: Я не люблю танцевальную музыку, попсу нашу... Шансон не переношу. Не очень люблю, когда джаз смешивают с фолком. А ещё не люблю, когда люди, которые вообще не умеют петь, почему-то поют. Их даже тюнером не получается вытянуть на записи. Вот, например, мне не дано быть математиком - я же не выступаю на профильных форумах с докладами. А, почему-то считается, что петь может каждый - это не так. Если бы люди относились ко всем своим профессиям с большей ответственностью, делая своё дело на 100%, было бы круто.
 
Звуки.ру: Есть же в поп-музыке и даже в "попсе" так называемой исключения?
Пелагея: Ну вот, Ваня Дорн - прекрасный чувак, посмотрим, что он будет делать дальше. Потому что заявить о себе - это классно, но грамотное продолжение истории чуть ли не важнее старта. Это та поп-музыка, которая меня не раздражает. Во-первых, это украинский артист, а украинцы очень ответственно относятся к продуктам... музыкальной жизнедеятельности (смеётся). Во-вторых, он ироничен, в том числе и над собой. А это — мозги и вкус. Дорн вообще взорвал музыкальный мир, молодец. Есть замечательная группа Lюk, распавшаяся, к сожалению, тоже очень качественный был поп-проект. Я вообще не против лёгкой музыки, где у каждого есть свои задачи. В плане фона - почему нет. Чтобы танцевать, заниматься сексом... Но моя музыка для другого.
 
Звуки.ру: Как ты думаешь, что послужило причиной возникновения фолк-ревайвала в русской музыке в нулевых? Волны, на которой произошло твоё условное репозиционирование как артиста? С эфирами на Нашем радио и так далее?
Пелагея: К сожалению, в момент, когда на Нашем радио появилась фолк-музыка, с него совершенно исчезла группа «Пелагея». Я никак не могу объяснить этот феномен. Представители радиостанции чаще видят во мне артиста, который может их представить, то бишь, живой головы. А в ротации нас нет почему-то.
 
Звуки.ру: Однако же, ты выступала неоднократно на Нашествии
Пелагея: Да, видят как артиста, который энергично работает живьём, круто звучит, уместен в контексте фестивалей… Но, почему-то, ни одна песня с альбома "Тропы" в постоянную ротацию в эфир не попала. Хотя, та же "Мамина Bossa Nova", я считаю, совершенно радийная песня. "Пташечка" тоже… Короче, я считаю, что много песен могли бы в эфир попасть. Естественно, на радиостанции говорят про некую фокус-группу, которой это не пошло. И я, в общем-то, могу в это верить.
 
Звуки.ру: Я почему-то думал, что Пелагея всё-таки крутится на Нашем Радио
Пелагея: Изредка "Нюркина песня" крутится. Альбом "Вишневый сад", надеюсь, как-то изменит ситуацию.
 
Звуки.ру: А как ты в свободное время расслабляешься, если оно есть? Может, имеется какое-то хобби?
Пелагея: Я занимаюсь йогой. И сама, и хожу в центры. Есть даже любимое направление, помимо привычных аштанги йоги, хатха йоги… Йога нидра. Оно для меня наиболее близко, потому что ты там лежишь час, не двигаешься, полностью расслабляешься, входишь в состояние между сном и бодрствованием… В котором к Менделееву пришла его таблица, в котором творческие люди генерируют идеи. Равнозначное состоянию прямо перед пробуждением или когда засыпаешь, пограничное такое. Вот ты в него входишь, формулируя твёрдое намерение, чего бы ты хотел достичь. Либо избавиться от каких-то внутренних психологических мешающих тебе штампов, либо исполнить конкретное желание. Когда я первый раз пришла с этой практики, все начали спрашивать - ты, что стала употреблять наркотики? У меня были такие светлые глаза, я поняла очень многие вещи, при этом это никак не касающихся религиозных практик. Это чистое самосознание. Я против любых допингов, наркотики же нас разрушают, давая лишь какой-то мимолётный позитивчик. А подобные практики нас, наоборот, обогащают. Для меня это вообще самый крутой трип. Путешествовать вглубь себя – что может быть интереснее? Это вообще самое крутое, что может случиться с человеком – самосовершенствование, становиться лучше.
 
Звуки.ру: По традиции - вопрос, который тебе смертельно надоел, но все его спрашивают?
Пелагея: Настоящее ли у меня имя. И знакома ли я со всеми президентами, перед которыми я пела.
 
Звуки.ру: Вопрос, который никто не задаёт, но ты бы у себя его спросила?
Пелагея: Мне нравится, тем более, что это случается довольно редко, когда журналисты приходят, почитав что-то обо мне, не начинают задавать мне вопросы о моей биографии, во сколько лет я вышла на сцену... Всё то, что можно найти в википедии, они и сами могут написать в первом абзаце, не заставляя меня повторять одно и то же. Недавно меня удивил один парень, который прочитал технический райдер группы «Пелагея» перед тем, как задавать интервью. Это меня реально удивило и обрадовало, я ему сказала - спасибо тебе большое. Вообще, когда пытаются спросить что-то не связанное с личной жизнью, а именно с моей профессиональной деятельностью, или вопросы, которые рождает наше творчество - я чувствую, что человек готовился к интервью, понимает, о чем говорит. А когда вот спрашивают: "Расскажите о себе"... Ну, расскажите вы о себе.
 
Пелагея, презентация программы "Вишнёвый сад"
Киев
25 ноября в 19:00. 
+ Вопрос FaQ Ответ