Новости

Интервью с гитаристом группы Whitesnake

Интервью с гитаристом группы Whitesnake

7 октября 2011

В ноябре 2011 года Whitesnake приедут в Украину и выступят в пяти городах - Харькове, Запорожье, Днепропетровске, Киеве и  Одессе.


В том, что команда снова выступает, сочиняет добротную музыку, а «большой босс» вновь полон жизненной силы и тяги к творчеству. Заслуга в этом — «маленького босса», нынешнего гитариста и соавтора музыки в группе, Дуга Олдрича.

О новом диске и об особенностях творческого процесса в Whitesnake с Дугом поговорил бессменный Джеб Райт, автор сайта Classic Rock Revisited.

Признайтесь, вы ведь довольны новым альбомом, да? Лично я прямо-таки не могу им наслушаться!

Дуг Олдрич (Doug Aldrich): Спасибо! Такие слова многого стоят… Это был очень радостный и легкий в работе альбом. Никаких мучений, никаких скандалов, всё очень естественно и органично. Мы начинали работать над песней, и если вдруг застревали, то переходили к следующей, а потом уже возвращались со свежим взглядом. Диск получился таким разнообразным!

«Love Will Set You Free» — еще один коронный номер в копилку хитов Whitesnake. Вы сознательно пытались написать вещь в духе вашей классики, или так случайно совпало?

Дуг Олдрич (Doug Aldrich): Нет ничего случайного — ведь Дэвид стал моим кумиром и источником вдохновения, еще когда мне было 13 лет. Помню, как мама отвела меня в гости к друзьям, мне только-только подарили первую настоящую гитару — Les Paul Gold Top, у меня был маленький комбик Peavey, и я провел целый день, пытаясь сообразить, как играть «Mistreated». Тогда я впервые услышал голос Дэвида. Если бы кто-то мне сказал тогда, что много лет спустя я буду с ним играть в одной группе, я бы пальцем покрутил у виска.

Сочиняя песни, нельзя ничего планировать. Хочешь получить от себя самое лучшее — отпусти свои мысли и чувства на волю. Да, на новом альбоме есть отзвуки классических Whitesnake, но точно также там слышны и влияния любимых команд Дэвида и моих тоже. Я слышу на диске The Faces, Led Zeppelin, Thin Lizzy, Allman Brothers… Дэвид — большой фанат Оллмэнов, думаю, именно поэтому он всегда стремился к двухгитарным составам в группе.

Когда Дэвид покинул «Перпл», проще всего ему было собрать еще одну точно такую же команду. Он же сделал отважный шаг — занялся блюзом, открыл для себя новое поле деятельности. Можно вспомнить несколько команд с похожим грувом — это и Оллмэны, и Slade, и Thin Lizzy. Я бы сказал, такой же грув и у Иэна Пэйса. И на новом нашем диске есть кое-что от каждой из этих групп.

Обожаю вашу игру. Особенно на этом альбоме. Особенно в «Love Will Set You Free» …

Дуг Олдрич (Doug Aldrich): Прежде чем Дэвид даже придумал для нее тексты, он сказал: «Это будет песня в духе Стиви Уандера». Так что, можно сказать, на меня тут повлиял Стиви с его любовью к клавинету и характерной манерой игры шестнадцатыми…

Но за последние пять-десять лет я понял, что нельзя заставить себя сочинять в определенном духе. Нельзя прийти в студию и заявить: «Я записываю новую «Here I Go Again»!» Музыка должна прийти естественным путем. Надо просто всецело отдаться этому процессу.

Еще одна моя любимая вещь на диске — «Fare Thee Well» . Акустический номер, совсем не типичный для Whitesnake.

Дуг Олдрич (Doug Aldrich): Это любимая вещь и Дэвида тоже. Она очень многое для него значит. Я даже не до конца уверен, о чём он в ней поет, есть много слухов и домыслов на эту тему. Даже отслушав эту песню добрую тысячу раз, пока мы ее сочиняли и записывали, он не остыл к ней. Эта песня словно вводит его в транс. Я беспокоился, не слишком ли мы вышли за наши рамки с такой песней… Но всё вышло как нельзя лучше.

А вот «Need You (Shine A Light)» могла бы стать хит-синглом.

Дуг Олдрич (Doug Aldrich): Мы все так думали. Надо было снять видео на нее. Она цепкая и доходчивая. Но когда мы предложили лейблу Frontiers на выбор три вещи для видео, они почему-то предпочли «Love Will Set You Free».

Я согласен, «I Need You» — прекрасная песня. В ней есть отзвуки стиля Motown, которые всегда у группы были. Дэйв вырос на этой музыке и всегда ее любил. Началось с того, что я просто наяривал на гитаре нечто вроде риффа из «Shotgun». Подозвал Дэвида, и он напел на него нечто совершенно изумительное. Я сказал: «Стой! Повтори это скорее!» По счастью, в этот день мы записывали работу над альбомом на видео, так что я нашел съемку, показал Дэвиду нужный кусок и сказал, что над этой идеей надо обязательно поработать.

«My Evil Ways» — вещь, которую хочется врубить на полную громкость и даже круче.

Дуг Олдрич (Doug Aldrich): Мы с Дэвидом любим джемовать вместе в духе эдаких безумных буги. Вот и тогда мы просто играли вдвоем, и Дэвид как раз ломал голову над тем, в какой песне у него будет «гитарная дуэль». Ему обязательно хотелось, чтобы на альбоме была «битва гитаристов». И как раз в ходе такого буги-джема мы поняли — вот оно! Эта вещь затягивает, ее можно играть бесконечно. На записи наш новый драммер Брайан Тичи тоже вступил в игру, предлагая разные диковинные барабанные рисунки, я оттачивал свои риффы… Мы просто не могли ей наиграться!

Мы добрались до заглавной вещи. Классический снэйковский эпик в семь минут длиной.

Дуг Олдрич (Doug Aldrich): Эта вещь — словно мозаика, где каждая часть нашла свое место. Часто я работаю над задумками, своими или дэвидовскими, дома. Не хочу приходить к нему, «не выучив урок».

У меня была идея песни, которая началась с простого акустического перебора, а вот куда двигаться дальше — это предстояло решить нам вместе. Можно оставить как есть и сделать акустическую балладу. Мы, кстати, сделали и такую версию. Можно переработать всё в тяжелом духе. А мы решили оставить интро в первоначальном виде, а основную часть сделать жесткой. К моему странному припеву Дэвид придумал изумительнейшую вокальную мелодию… уже в тот момент, когда он ее первый раз спел, я знал, что вещь удалась. Всё в ней задевает нужные струнки.

Да, Дэвид — вокалист от Бога…

Дуг Олдрич (Doug Aldrich): Не подумайте, что я хвалю его, потому что он мой нынешний босс… Но с того самого момента, когда я впервые услышал голос Дэвида, я понял — мне нужен именно такой певец. У него сильнейший голос, роскошный тембр. Это словно «бархатный звук Эдди ван Халена», но применительно к вокалисту. Дэвид — неповторим. Да, в прошедшем турне мы отменили концерт-другой, но сейчас его голос на 100% вернулся в прежнюю форму.

А понять, что собой представляет певец, можно, только оказавшись с ним в одной комнате, поработав вместе. Никакой микрофон не в состоянии передать всю мощь его голоса, силу его харизмы. Чтобы понять это, нужно слышать, как он поет в студии, без микрофона, своим естественным голосом. Такой глубины вокал был и у Ронни Джеймса Дио…

Вспоминается еще Пол Роджерс…

Дуг Олдрич (Doug Aldrich): Да, он тоже один из лучших.

Знаете, в студии можно добиться чего угодно, вытянуть даже самого слабого певца. На новом альбоме Ковердейл звучит превосходно, но за последнее время было немало слухов о том, что он чуть ли не потерял голос. Насколько вокал на записи близок к тому, как Дэвид поет сейчас?

Дуг Олдрич (Doug Aldrich): Дэвид на альбоме — это классический Ковердейл. Он так пел со времен Deep Purple. Единственный момент — когда человек становится старше, его голосовые связки меняются, и неизбежно меняется и тембр. Но время благосклонно к Дэвиду. У него почти тот же голос, что в ранних Whitesnake. Он звучит отлично на диске, и точно так же будет и на концертах.

На новом альбоме вы указаны как «Музыкальный режиссер» (Musical Director).

Дуг Олдрич (Doug Aldrich): Я — директор по нотам (смеется). На самом деле я никем не командую, и Дэвид это подтвердит. Я просто стараюсь написать песни, которые его вдохновляют, от которых ему хочется самому творить и заниматься музыкой. Дэвид — не из тех, кто будет почивать на лаврах. Бывает, он пишет мне смс-ку в полшестого утра: «Завари чайник чая. Я хочу петь прямо сейчас». Это замечательно. Как автор он всегда прислушивается к чужим идеям, и когда мы сидим рядом и работаем над музыкой, я чувствую себя абсолютно раскованным. Я могу спокойно сказать ему: «Дэвид, давай запишем песню с аккордеоном, казу и кошачьим мяуканьем», и он скажет: «Ну что ж, давай попробуем». С таким товарищем по творчеству работать — одно удовольствие, потому что у нас нет никаких границ, никаких правил.

В группе два замечательных гитариста — Реб Бич и вы.

Дуг Олдрич (Doug Aldrich): Да, Реб — это талантище! Он, кажется, закончил колледж Бёркли. В шоу-бизнесе он с самого детства…

Как вы решаете между собой, кому играть соло?

Дуг Олдрич (Doug Aldrich): Со временем мы нашли хороший способ. Поскольку все вещи сочиняем мы с Дэвидом, гитары на демо — мои. Мы даем послушать записи Ребу, и он говорит нам, какие соло хочет сыграть сам. Так он вносит свой вклад в песни — играет то, что ему пришлось по душе. А понять, что ему особенно нравится, легко — он начинает прыгать по сцене, корчить рожи и выдавать разные безумные звуки. Я и сам хочу, чтобы игра была ему в кайф. Реб — из тех людей, кого не хочется особо грузить и заставлять задумываться — надо просто дать ему музыку, и он сыграет ее на пять с плюсом. Думаю, мы с Ребом по-настоящему сдружились как раз в работе над этим диском. И между нами по-прежнему есть соревнование. На сцене он всё еще стремится перещеголять меня, ну и я плачу ему той же монетой. Но это — хорошее соревнование. В самом начале мы были каждый сам по себе — меня устраивал мой стиль игры, Реба — его, и пересечений, взаимопонимания почти не было. Мы соревновались ни на жизнь, а на смерть. С тех пор мы повзрослели и смогли перешагнуть этот этап. И теперь мне по-настоящему интересно, как он сыграет наши вещи, что нового и необычного я услышу в его игре.

Например, Дэвид попросил нас придумать аккордовые гитарные партии в «Love Will Set You Free». Я записал и лид-гитару, и гармонию. Потом показал Ребу, он сыграл ее по-своему, и вещь зазвучала гораздо свежее. Я переучил свои партии по версии Реба. В прошлом я ни за что не стал бы так делать. Со временем я начинаю больше понимать, что в песне срабатывает, что — нет, начинаю больше ценить и понимать идеи других, разные подходы к игре и к сочинению. То, что я умею играть на гитаре — это дар судьбы. Мастера своего дела — Джордж Линч, Закк Уайлд — пишут в своих статьях, что по-прежнему помногу занимаются. Нельзя переставать работать над собой. Стоит только подумать, что ты всё понял и во всём разобрался, как появляется кто-нибудь, кто размазывает тебя по стенке…

И теперь ты можешь с чистой совестью назвать себя одним из лучших современных гитаристов?

Дуг Олдрич (Doug Aldrich): А как же Джимми Пейдж, Джефф Бек — они среди нас, они играют, и выкладываются на всю катушку! Эрик Клэптон еще играет. Гэри Мур недавно ушел от нас… Он был одним из лучших. Есть Майкл Шенкер, Ули Рот… Вот это — мастера. Спасибо вам за добрые слова, но мне не по себе от таких комплиментов. Да, я знаю, кое-что у меня получается хорошо. Вот и всё.

Недавно я записывал песню с моим приятелем Дереком Шериньяном — ну, знаете, клавишник из Black Country Communion. Он записывает очередной сольник. Дерек — чертовски талантливый безумец. Он послал мне песню, где хотел, чтобы я сыграл свою партию в дуэте с ним, и пытался заставить сыграть так, как он написал. А я отвечал ему: «Дружище, это трудно. Я так не умею. Я могу сделать вид, но всё равно сыграю по-своему». Дереку не оставалось ничего, кроме как согласиться.

Не думали ли вы записать гитарно-инструментальный альбом?

Дуг Олдрич (Doug Aldrich): Я уже записал их парочку.

Это было давным-давно…

Дуг Олдрич (Doug Aldrich): Всё может быть, но сейчас я занят по уши. В прошлом году я был задействован в Whitesnake 24 часа в сутки и семь дней в неделю, пока у нас был творческий период. Я стараюсь не упустить ни капли вдохновения. Если музыка приходила ко мне в постели, я вскакивал и бежал в студию. В крайнем случае записывал ее на микрофон мобильника или куда-нибудь еще. Потом ложился спать, а на следующий день уже брался за нее по-серьезному.

Да, я иногда мог вырваться и записать кое-что на стороне, как, скажем, для Дерека Шериньяна, но в данный момент я всецело принадлежу Whitesnake. И нам предстоит очень насыщенный год — много концертов, гастроли. Мы все очень воодушевлены тем, какая группа у нас сейчас. Это лучший состав Whitesnake — из тех, в которых я участвовал.

Автор: Джеб Райт
Перевод: Михаил Владимирский

+ Вопрос FaQ Ответ