Новости

Интервью с Therion: Мы хотим встряхнуть музыкальный мир!

Интервью с Therion: Мы хотим встряхнуть музыкальный мир!

19 октября 2012

Метал-группа Therion празднует 25-летний юбилей. В честь этого события команда запускает необычный арт-проект – своеобразный в плане оформления и неожиданный в плане реализации. В интервью darkside.ru Therion приоткрывает завесу тайны, окутывающую грядущую пластинку Les Fleurs Du Mal и тур Flowers of Evil в ее поддержку. Это будет последний регулярный релиз команды в ближайшие годы – шведские симфоник-металлисты берут перерыв, чтобы начать работу над потрясающим по своим масштабам проектом. О том, как зародилась идея создания рок-оперы, и каким музыканты Therion видят конечный результат этой работы, рассказывает Кристофер Йонсон.

Здравствуйте, Кристофер! В первую очередь, позвольте поздравить вас с юбилеем группы Therion!

Спасибо.

25 лет – солидный возраст для группы. Как вы оцениваете такой долгий путь? Какие изменения произошли за это время?

Можно сказать, что изменилось все. Когда мы собрали группу, я играл на басу, а наш стиль был чем-то средним между хэви-металлом и трэш-металлом, и звучало это как смесь старых Venom, Metallica, Slayer… Сейчас все совсем по-другому. К тому же, тогда мне было 15 лет, а теперь 40. С тех пор все изменилось.

Изменилось ли ваше отношение к музыке?

Во-первых, когда мы собрали группу, я играл на басу всего три месяца. Тогда я видел себя инструменталистом, а сейчас я, скорее, играющий на инструменте композитор. Я хочу принимать участие в создании того, что я играю, представлять публике свои творения. А еще тогда я очень много репетировал, играл на басу по несколько часов в день, а сейчас я практически не беру в руки гитару. Да, я играю во время выступлений и записи, но уже не репетирую. Я бросил это дело году в 1995. Конечно, перед тем как отправиться в тур, мы с группой много готовимся и репетируем, но один я не играю. Раньше я бы часами сидел и играл нужный материал перед началом репетиций к туру. В этом плане все сильно изменилось.

Почему вы перестали репетировать? Вам это уже не нужно?

Это как умение кататься на велосипеде. Один раз научишься – уже не забудешь. Не нужно же регулярно плавать, чтобы не забыть, как это делается. Так что, если есть основной навык, он уже никуда не пропадет. Примерно в 1995 году я понял, что не войду даже в сотню лучших гитаристов – у меня недостаточно терпения. А если мне даже этого не достичь, то какой смысл репетировать партии ритм-гитары? Мне далеко до великих гитаристов. Конечно, можно это делать, но какой смысл? Все равно в группе два гитариста, можно просто найти хорошего соло-гитариста. Мне нужна сильная мотивация для того, чтобы тратить много времени на что-то, поэтому, если бы я был уверен, что смогу хотя бы попасть в сотню лучших – это бы меня мотивировало. А если не быть лучшим, а просто репетировать часами для того, чтобы стать еще один соло-гитаристом, который может играть быстрые партии – это не стоит потраченного времени. Я лучше использую это время на то, чтобы писать музыку или читать странные книжки. Я осознал, что мне гораздо больше нравится писать музыку – так и есть до сих пор. Я все больше и больше вживаюсь в роль продюсера, мне нравится создавать альбомы. Обычно в работе над аранжировками ко мне присоединяется Кристиан Видаль, и на гитаре обычно подыгрывает он. Иногда мы обсуждаем партию, которую я написал, и он говорит: «Да, давай попробуем так сделать, хорошая идея». Он играет на гитаре, а я пою. Иногда я беру в руки гитару и что-нибудь показываю ему. Мы перекидываемся идеями, как шариком для пинг-понга, до тех пор, пока у нас не выйдет что-нибудь фантастическое. Мне правда нравится выступать в роли продюсера, говорить всем, как что должно быть. У меня это получается лучше всего – писать песни и продюсировать.

Нельзя ожидать, что за столько лет состав группы остался бы неизменным. Что для вас смена состава группы: толчок вперед или, наоборот, период вынужденной остановки?

- Если бы это не толкало нас вперед, состав группы не менялся бы. Было бы глупо делать шаг назад. Если такие перемены необходимы, мы не возьмем участников, которые будут хуже прежних. Так что это в любом случае шаг вперед. Но мы ведь не меняем участников группы просто потому, что нам так захотелось, на это всегда есть серьезные причины. К тому же, мы играем уже 25 лет, за столь долгий срок в группе всегда происходят какие-то изменения. К тому же, мне кажется, люди часто путают сессионных участников группы с постоянными: в этом случае, конечно, кажется, что в группе постоянно происходят глобальные изменения. Сноуи Шоу, Матс Левин, Сара Джезебель Дива, многие музыканты, работавшие с нами, были не постоянными членами группы, а сессионными, приглашенными вокалистами. Работа с приглашенными участниками не подразумевает, что сотрудничество будет постоянным. Мы сотрудничаем с ними, пока от этого есть польза, пока обеим сторонам это интересно. А если работа себя исчерпывает… Это как поменять гитару: то, что ты играешь на новой, вовсе не значит, что ты ненавидишь старую – просто пришло время ее сменить. Так и с сессионными вокалистами. Лори Льюис и Томас Викстрем – постоянные участники группы, а остальные – сессионные. Мы работаем вместе до тех пор, пока из этого получается что-то интересное. Причины могут быть разными, например, у Матса Левина очень «роковый» голос, и ему просто стало нечего петь – не было композиций, куда бы подошел его вокал, к тому же, он не очень подходил под наш новый сценический образ и стиль исполнения. Мы с ним единодушно решили, что продолжать сотрудничество не стоит. На альбоме «Les Fleurs Du Mal» почти не было треков, в которых его вокал смотрелся бы органично. Поэтому людям стоит различать сессионных участников и постоянных. 

      

 

Вы опубликовали сообщение, в котором вы говорите, что планируете начать работу над рок-оперой. Не могли бы вы рассказать подробнее об этом проекте?

У меня просто есть идея сделать такую постановку. Я пока не знаю, что это будет, и как мы будем воплощать это в жизнь, ведь сейчас мы занимаемся арт-проектом, а работу над рок-оперой начнем только через год. Вот как родился этот проект: на протяжении последних 10 лет я писал классическую оперу, но за последние года два-три не написал вообще ничего. У меня не получается ее закончить. Я без труда могу написать эффектные партии, те, которые сразу запоминаются, это вообще не проблема. А вот сочинить переходы от А к Б, то, что будет связывать эти кусочки вместе, у меня не получается. Мне кажется, что я все испорчу. Моему мозгу нужно, чтобы музыка всегда была насыщенной. В классической музыке, в таких масштабных произведениях, всегда нужны переходные части, а если их не будет, то музыка не будет восприниматься как опера. Однажды я понял, что связать концы с концами – это для меня слишком тяжелая задача, и сказал: «Это не мое. Почему бы не сделать то, что у меня получается лучше всего? А лучше всего у меня получается писать рок-музыку, металл. Так что черт с ней, с классической оперой». Я уже украл…позаимствовал, «украл» – не совсем правильное слово, ведь это моя же музыка. Я позаимствовал кое-что из оперных наработок для Therion, например, интро и аутро альбома «Blood of Kingu». И я подумал – а почему бы не взять то, что я написал, целиком? У меня есть около сорока минут классической музыки, которая будет переработана под звучание и стиль Therion. Это и есть основная идея. Мы будем работать вместе: я, Лори, Томас и Кристиан Видаль. Мы работаем над музыкой, мы же займемся сценической концепцией – нам ведь нужны декорации, хореография, синопсис и диалоги. Это очень большая работа, и мы пока не знаем, сколько времени у нас уйдет на осуществление этой задумки, потому что мы делаем это впервые. На это могут уйти годы, а учитывая хореографию и все остальное… Все ведь должно быть на профессиональном уровне, и неизвестно, справимся ли мы с этим. Мы попробуем, посмотрим, если нужно – найдем кого-нибудь, кто поможет нам с этим. Когда все будет готово, нужно будет думать, как все это представлять зрителям. Например, во время туров с Therion мы даем по одному концерту в каждом городе, но для рок-оперы такой подход будет слишком затратным. Нам нужно будет ставить ее в каждом городе не по одному разу. Мы можем работать в том же режиме, что и мюзиклы, например, «Cats». Мюзиклы иногда месяцами идут в одном городе. Сомневаюсь, что мы сможем создать то, что можно будет показывать месяцами, но, как минимум, несколько шоу в каждом городе – это необходимость. Нам нужно будет привлечь мейнстримную публику, тех, кто ходит смотреть «Иисус Христос – суперзвезда» и все такое. Таких, как моя мама. Она ходила на этот мюзикл, потому что все ходили, все говорили о нем. Она увидела объявление и решила: «Почему бы не сходить с кем-нибудь из знакомых». Это подразумевает совсем другой подход. Поклонники Therion – 80% из них – пойдут смотреть нашу постановку из-за музыки. Для них это важнейшая составляющая, ведь звучание останется в стиле Therion. Сама постановка, происходящее на сцене, будет для них бонусом. А для остальных, для обычной публики, которая просто необходима нам для того, чтобы проект окупился, важнее развлекательная составляющая, музыка для них будет лишь частью всего шоу. Поэтому хореография, режиссура и актерская игра должны быть на высшем уровне, как и в любом мюзикле, иначе никто не согласится на эту постановку, театры нам просто не дадут ее поставить. Так что мы пока не знаем, сколько времени у нас займет этот проект, и насколько он будет успешным. Если у нас все получится, то мы сможем представлять его зрителям годами. Если мы будем давать по 10 шоу в каждом городе, это будет равноценно десяти турам. Может быть, мы будем работать над рок-оперой на протяжении нескольких лет, и в целом проект займет у нас целое десятилетие. Мы пока не можем точно сказать. После выступлений на летних фестивалях в следующем году мы начнем задумываться над деталями. Мы не пытаемся утаить что-то, мы на самом деле не знаем, за что взялись, мы даже не определились с сюжетом – у нас есть несколько вариантов. Мы даже не решили, какие будут роли, а поэтому не знаем, кто будет петь. Томас и Лори обладают оперным вокалом, поэтому они точно будут петь. А в остальном ничего сказать не могу. Когда мы определимся, мы все объявим. 

В том же сообщении вы говорите о перерыве в активной деятельности Therion в связи с работой над оперой. Как поклонники воспримут такой длительный перерыв? Что, если работа над оперой займет десять лет?

Я говорил о пяти-десяти годах навскидку, потому что совсем не знаю, сколько это может занять времени, сколько мы будем представлять эту постановку. Мы будем давать шоу до тех пор, пока зрителям будет интересно. Если дела пойдут хорошо, мы просто возьмем перерыв на то, чтобы выпустить новый альбом Therion. При худшем раскладе это произойдет лет через 10, но если мы быстро закончим работу над рок-оперой, и она не будет иметь большого успеха, то деятельность Therion мы возобновим лет через 5. Очень сложно сказать наверняка. Но и рок-опера будет подарком для поклонников Therion, ведь звучание останется прежним. Этот проект наверняка будет интересен поклонникам группы, так что они не останутся ни с чем. Думаю, если мы будем ставить оперу на протяжении пары лет, сходить посмотреть это представление раз или два для них будет вполне достаточно. То есть, это тоже Therion, просто мы не будем пока выпускать обычных альбомов. Не знаю, как это воспримут поклонники, но вряд ли этот проект негативно отразится на нашей карьере. Когда мы закончим – мы все равно выпустим крутой альбом, так что неважно, когда он выйдет – главное, что он будет хорошим. С другой стороны, кто знает, каким будет музыкальный мир спустя 10 лет (если наш проект займет 10 лет) – может, никто уже такую музыку и слушать не будет.

Но до ухода в творческий отпуск поклонникам есть чему порадоваться. Грядет тур и арт-проект. Понятно, что вы не хотите портить сюрприз, но, все-таки, пару слов об арт-проекте?

Я не могу раскрывать всех подробностей, иначе не останется никакой загадки. Могу только сказать, что 75% всего арт-проекта заключается в альбоме «Les Fleurs Du Mal». Это концептуальный альбом…хотя, с какой стороны посмотреть. Вы все поймете, когда он выйдет. У этого проекта много целей. Музыка – это, конечно, искусство, но не единственный его вид. Наш проект многогранен, мы заложили в него много идей, и альбом получился не совсем обычным. Вы поймете, когда увидите его, а если я сейчас скажу, я все испорчу. Одна из основных наших целей – чтобы реакция слушателей была спонтанной. В буклете к альбому будет много арта, не просто тексты и картинка. Некоторые тексты тоже будут, но буклет будет состоять не просто из картинок. Это будет целое собрание, имеющее художественную ценность, так что это должно быть впечатляюще. Мы хотим выпустить несколько видеоклипов – любой клип это искусство, но здесь мы пошли немного дальше, заложив в видео глубокий смысл. Клипы не будут похожи на обычные рок-видео. Всего должно быть шесть клипов, и у трех из них очень высокий бюджет. Я просто уже оплатил три из них, вы их увидите, и - кто знает? – может, остальные будут еще более высокобюджетными. Какая-то часть арт-проекта будет заключаться и в сценическом выступлении, будут и более абстрактные, может, даже странные вещи, но о них я пока тоже не могу рассказать. Мы хотим увидеть реакцию людей на все это, а если они уже знают, чего ждать, то реагирует совсем по-другому. Вы увидите все сами. Этот арт-проект продлится, как минимум, до конца года. Может, я еще сделаю какие-то объявления, которые будут объяснять некоторые вещи, потому что, скорее всего, большая часть людей не поймет моих намерений. В этом и суть – все останется загадкой для многих, и их реакция будет очень интересной. 

То есть, этот арт-проект преподнесет поклонникам массу сюрпризов?

Я думаю, да.

Тур 'Flowers Of Evil' –настоящий подарок для поклонников группы. Его концепция довольно богата на события. Вы хотите сделать из него нечто грандиозное перед паузой?

Да. Этот тур будет особенным, все будет по-другому. Я буду проводить встречи с поклонниками у стойки с мерчем перед каждым концертом, они будут длиться по несколько часов. Альбом будет распространяться напрямую, я буду подписывать каждый диск и посвящать каждую копию человеку, который ее приобретет. Сет-лист будет смесью треков из юбилейного альбома и «Les Fleurs Du Mal», так что мы будем играть композиции из «Les Fleurs Du Mal». Это очень важно – ведь это наш последний регулярный альбом за много лет, нам очень хочется представить его на концерте. Конечно, будут и хиты, но нам хотелось бы сыграть и другие песни. В Латинской Америке мы играли весь альбом «Secret of the Runes», а в Европе хотим сконцентрироваться на длинных и сложных композициях. Поэтому мы будем играть такие треки как «Via Nocturna» – то, что мы раньше никогда вживую не играли. Будет, конечно, «Land of Canaan». C нами будет клавишник – многие песни без клавишных не имеют смысла, ведь если 50% композиции составляет оркестровый фон, без него она будет звучать глупо, ведь половина трека просто выпадет. Мы сыграем минимум 4 такие песни, как, например, «Via Nocturna», где эти партии будет исполнять клавишник. Будет довольно зрелищно. Тем не менее, основной фокус будет на музыке. Когда мы ездили в тур в честь двадцатилетия группы, наши выступления были очень зрелищными, театральными – большое шоу, орган на сцене, все такое. В этот раз мы сконцентрируемся на музыке: будем играть более сложные композиции, а театральности, наоборот, станет меньше.

 

В своем сообщении Вы упоминали, что новый CD будет выпущен на ваши же деньги. Многих поклонников интересует вопрос - как вы решились пойти на такой финансовый риск?

Потому что я не люблю идти на компромисс. Мы с Nuclear Blast в отличных, свершено фантастических отношениях. Я могу делать все, что захочу, записываю то, что считаю нужным, и они никогда не вмешиваются. В этот раз они были не в восторге от музыки, но это ничего не значит, ведь когда я показал им «Theli», они были в шоке и сказали: «Ты думаешь, мы сможем это выпустить? А что скажут поклонники? Смешение оперы и металла – это слишком экстремально». Их абсолютно не воодушевило большинство треков с «Theli», но теперь он считается одним из лучших наших альбомов, «переломным» моментом в плане стиля. К наработкам «Vovin» они тоже отнеслись скептически, сказав, что альбом слишком мягкий и не такой мощный, как «Theli». Они не говорили, что не верят в успех альбома, но и в восторге тоже не были. А «Vovin» - это наш самый продаваемый альбом. То, что думает лейбл, ничего не значит, потому что есть вещи, которых они не понимают. Они умеют продавать альбомы, но в плане их создания иногда не понимают, что происходит – осознают это позже. Для них важнее решить, смогут ли они продать альбом, и как это лучше сделать. В этом случае «как» сыграло наибольшую роль. У нас были разные идеи, я хотел, чтобы поклонники в первую очередь получили альбом напрямую, но они сказали, что я не могу так сделать. Я не хотел рассылать промо журналистам, мне хотелось, чтобы они получили диски вместе со всеми, но на Nuclear Blast сказали: «Но все хотят сначала послушать альбом, журналисты не согласятся брать интервью, писать рецензии, если не получат альбом заранее». Это все ерунда, пока никто не жаловался, только пара человек отказалась, ну и черт с ними! 99% все равно новая работа заинтересовала (смеется). Я хочу сделать все именно так, потому что преследую определенные цели. Музыкальные журналисты получают множество пластинок на обзоры, половина из которых, наверняка, полная ерунда, это рутина. Так и с нашей группой – мы играем уже 25 лет, мы записали 14 альбомов, 15, если считать «Les Fleurs Du Mal». Мы как фабрика: альбом-интервью-тур, альбом-интервью-тур… И я подумал, почему бы не встряхнуть всех немножко: «Эй, проснитесь, мы затеяли кое-что безумное!». Не хочется, чтобы все повторялось снова и снова. Поэтому мы хотим, чтобы журналисты получили полную версию альбома, с буклетом и всем остальным – так нужно для проекта, нельзя просто разослать диски в бумажном конверте – без текстов, без арта, и чтобы чей-то голос говорил: «Вы слушаете новый альбом группы Therion. Песня называется так-то». Пиии – и обрывок трека с середины. Я так не хочу, мне интересно получить спонтанную реакцию, такую же, как у всех поклонников. Мы пригласим журналистов на европейские концерты. Россия в конце тура, к этому времени альбом, наверняка, будет уже в сети, но хотя бы в начале тура они придут на концерт, и я лично вручу им диски: «Здравствуйте, из какого вы журнала? Рад познакомиться». Я подпишу им диски, как и поклонникам. Вот так я хочу сделать, а лейбл считает, что так делать нельзя. Они крупный лейбл, не хотят все усложнять, они хотят делать все так, как привыкли. Они могут придумать что-нибудь для этого случая, но это будет слишком сложно. А еще они хотели, чтобы диск лучших хитов вошел в «Les Fleurs Du Mal». Но дело в том, что «Les Fleurs Du Mal» – это неоднозначный арт-проект, он «на грани». Я не хочу туда пихать еще и альбом лучшего. Мы решили выкупить записи - это была, в общем-то, моя идея – и выпустить их самостоятельно. Мы не хотим портить отношения с лейблом. 

И, напоследок, скажите пару слов вашим поклонникам и всем читателям Darkside.ru.

Мы с нетерпением ждем концертов в России. Это будет уже конец тура, финальное шоу будет в Украине, но, тем не менее, выступление в России будет очень эмоциональным для нас – ведь это наш последний тур в ближайшие несколько лет.

Интервью: Екатерина Kiseki
Вопросы подготовили: Инна Макарова, Екатерина Kiseki 

Купить билеты на финальное шоу тура Therion

+ Вопрос FaQ Ответ